И слышно было,  как он трепал рукою по гладкой шее своего скакуна,  давая
ему разные нежные названия. 
      - Если б у меня был  табун в тысячу кобыл, - сказал Азамат, - то отдал бы
тебе весь за твоего Карагеза. 
      - Йок[1], не хочу, - отвечал равнодушно Казбич. 
      -  Послушай,  Казбич, -  говорил,  ласкаясь  к нему,  Азамат, - ты добрый
человек, ты храбрый джигит, а мой отец боится русских и не пускает меня в горы;
отдай  мне  свою  лошадь, и я сделаю все, что ты хочешь, украду для тебя у отца
лучшую  его  винтовку  или шашку, что только пожелаешь, - а шашка его настоящая
гурда:  приложи  лезвием  к руке, сама в тело вопьется; а кольчуга - такая, как
твоя, нипочем. 
      Казбич молчал. 
      - В первый раз, как я увидел твоего коня, - продолжал Азамат,когда он под
тобой крутился и прыгал, раздувая ноздри, и кремни брызгами летели из-под копыт
его,  в  моей душе сделалось что-то непонятное, и с тех пор все мне опостылело:
на  лучших  скакунов  моего отца смотрел я с презрением, стыдно было мне на них
показаться,  и тоска овладела мной; и, тоскуя, просиживал я на утесе целые дни,
и ежеминутно мыслям моим являлся вороной скакун твой с своей стройной поступью,
с  своим  гладким,  прямым,  как стрела, хребтом; он смотрел мне в глаза своими
бойкими  глазами,  как будто хотел слово вымолвить. Я умру, Казбич, если ты мне
не продашь его! - сказал Азамат дрожащим голосом. 


Настройка печати∨


Печатать страницу

Назад

На главную
Copyright by geroj-nashego-vremeni.ru "Герой нашего времени" © 2011-2014.
По всем вопоросам и предложениям по улучшению сайта проcьба обращаться на e-mail.