Кадрили тянулись ужасно долго. 
      Наконец с хор загремела мазурка; мы с княжной уселись. 
      Я не намекал ни разу ни о пьяном господине, ни о прежнем моем  поведении,
ни   о  Грушницком.  Впечатление,  произведенное  на  нее  неприятною   сценою, 
мало-помалу  рассеялось; личико ее расцвело; она шутила очень мило; ее разговор
был  остер,  без  притязания  на  остроту,  жив и свободен; ее замечания иногда
глубоки...  Я  дал  ей почувствовать очень запутанной фразой, что она мне давно
нравится. Она наклонила головку и слегка покраснела. 
      - Вы странный человек! - сказала она потом, подняв на меня свои бархатные
глаза и принужденно засмеявшись. 
      - Я не хотел с вами знакомиться, - продолжал я, - потому что вас окружает
слишком густая толпа поклонников, и я боялся в ней исчезнуть совершенно. 
      - Вы напрасно боялись! Они все прескучные... 
      - Все! Неужели все? 
      Она посмотрела на меня пристально, стараясь будто припомнить что-то,потом
опять слегка покраснела и, наконец, произнесла решительно: все! 



Настройка печати∨


Печатать страницу

Назад

На главную
Copyright by geroj-nashego-vremeni.ru "Герой нашего времени" © 2011-2014.
По всем вопоросам и предложениям по улучшению сайта проcьба обращаться на e-mail.