Лицо у него вспыхнуло, глаза засверкали. 
      - Стреляйте! - отвечал он, - я себя презираю, а вас ненавижу.Если вы меня
не убьете, я вас зарежу ночью из-за угла. Нам на земле вдвоем нет места... 
      Я выстрелил... 
      Когда дым рассеялся, Грушницкого на площадке не было.  Только прах легким
столбом еще вился на краю обрыва.[Иллюстрация]  
      Все в один голос вскрикнули. 
      - Finita la comedia![1] - сказал я доктору. 
      Он не отвечал и с ужасом отвернулся. 
      Я пожал плечами и раскланялся с секундантами Грушницкого. 
      Спускаясь по тропинке вниз,я заметил между расселинами скал окровавленный
труп  Грушницкого.  Я невольно закрыл глаза... Отвязав лошадь, я шагом пустился
домой.  У  меня на сердце был камень. Солнце казалось мне тускло, лучи его меня
не грели. 
      Не доезжая слободки, я повернул направо по ущелью.Вид человека был бы мне
тягостен:  я  хотел быть один. Бросив поводья и опустив голову на грудь, я ехал
долго, наконец очутился в месте, мне вовсе не знакомом; я повернул коня назад и
стал  отыскивать  дорогу;  уж  солнце садилось, когда я подъехал к Кисловодску,
измученный, на измученной лошади. 


Настройка печати∨


Печатать страницу

Назад

На главную
Copyright by geroj-nashego-vremeni.ru "Герой нашего времени" © 2011-2014.
По всем вопоросам и предложениям по улучшению сайта проcьба обращаться на e-mail.