Месяца четыре все шло как нельзя лучше. Григорий Александрович, я уж,
кажется,  говорил,  страстно  любил охоту: бывало, так его в лес и подмывает за
кабанами  или  козами, - а тут хоть бы вышел за крепостной вал. Вот, однако же,
смотрю,  он стал снова задумываться, ходит по комнате, загнув руки назад; потом
раз,  не  сказав  никому,  отправился  стрелять,  -  целое утро пропадал; раз и
другой,  все  чаще  и  чаще...  "Нехорошо, - подумал я, верно между ними черная
кошка проскочила!" 
      Одно утро захожу к ним - как теперь перед глазами: Бэла сидела на кровати
в черном шелковом бешмете, бледненькая, такая печальная, что я испугался. 
      - А где Печорин? - спросил я. 
      - На охоте. 
      - Сегодня ушел? - Она молчала, как будто ей трудно было выговорить. 
      - Нет, еще вчера, - наконец сказала она, тяжело вздохнув. 
      - Уж не случилось ли с ним чего? 
      - Я вчера целый день думала, - отвечала она сквозь  слезы, -  придумывала
разные несчастья: то казалось мне, что его ранил дикий кабан, то чеченец утащил
в горы... А нынче мне уж кажется, что он меня не любит. 



Настройка печати∨


Печатать страницу

Назад

На главную
Copyright by geroj-nashego-vremeni.ru "Герой нашего времени" © 2011-2014.
По всем вопоросам и предложениям по улучшению сайта проcьба обращаться на e-mail.