Он слушал ее молча, опустив голову на руки; но только я во все время не
заметил  ни одной слезы на ресницах его: в самом ли деле он не мог плакать, или
владел собою - не знаю; что до меня, то я ничего жальче этого не видывал. 
      К  утру бред прошел; с час она лежала неподвижная, бледная, и в такой
слабости,  что едва можно было заметить, что она дышит; потом ей стало лучше, и
она  начала  говорить,  только как вы думаете о чем?.. Этакая мысль придет ведь
только  умирающему!..  Начала печалиться о том, что она не христианка, и что на
том  свете душа ее никогда не встретится с душою Григория Александровича, и что
иная  женщина  будет в раю его подругой. Мне пришло на мысль окрестить ее перед
смертию;  я  ей  это предложил; она посмотрела на меня в нерешимости и долго не
могла  слова  вымолвить;  наконец  отвечала,  что она умрет в той вере, в какой
родилась. Так прошел целый день. Как она переменилась в этот день! бледные щеки
впали,  глаза  сделались  большие, губы горели. Она чувствовала внутренний жар,
как будто в груди у ней лежала раскаленное железо. 



Настройка печати∨


Печатать страницу

Назад

На главную
Copyright by geroj-nashego-vremeni.ru "Герой нашего времени" © 2011-2014.
По всем вопоросам и предложениям по улучшению сайта проcьба обращаться на e-mail.