Она заплакала. 
      -  Княгиня,  - сказал я,  - мне  невозможно  отвечать вам;  позвольте мне
поговорить с вашей дочерью наедине... 
      - Никогда! - воскликнула она, встав со стула в сильном волнении. 
      - Как хотите, - отвечал я, приготовляясь уйти. 
      Она задумалась, сделала мне знак рукою, чтоб я подождал, и вышла. 
      Прошло  минут пять; сердце мое сильно  билось,  но  мысли  были спокойны,
голова  холодна;  как я ни искал в груди моей хоть искры любви к милой Мери, но
старания мои были напрасны. 
      Вот двери отворились, и вошла она, Боже! как переменилась с тех пор,как я
не видал ее, - а давно ли? 
      Дойдя до середины комнаты,  она  пошатнулась;  я вскочил, подал ей руку и
довел ее до кресел. 
      Я  стоял  против нее. Мы долго  молчали; ее  большие  глаза,  исполненные
неизъяснимой  грусти, казалось, искали в моих что-нибудь похожее на надежду; ее
бледные  губы  напрасно  старались  улыбнуться;  ее  нежные  руки, сложенные на
коленах, были так худы и прозрачны, что мне стало жаль ее. 



Настройка печати∨


Печатать страницу

Назад

На главную
Copyright by geroj-nashego-vremeni.ru "Герой нашего времени" © 2011-2014.
По всем вопоросам и предложениям по улучшению сайта проcьба обращаться на e-mail.