После полудня она начала томиться жаждой. Мы отворили окна - но на дворе
было жарче, чем в комнате; поставили льду около кровати - ничего не помогало. Я
знал,  что  эта  невыносимая  жажда  -  признак приближения конца, и сказал это
Печорину.  "Воды,  воды!.."  -  говорила  она  хриплым голосом, приподнявшись с
постели. 
      Он сделался бледен как полотно, схватил стакан, налил и подал ей.Я закрыл
глаза  руками  и  стал  читать  молитву, не помню какую... Да, батюшка, видал я
много,  как люди умирают в гошпиталях и на поле сражения, только это все не то,
совсем  не  то!..  Еще,  признаться, меня вот что печалит: она перед смертью ни
разу  не  вспомнила  обо  мне;  а  кажется, я ее любил как отец... ну да бог ее
простит!..  И  вправду  молвить:  что  ж я такое, чтоб обо мне вспоминать перед
смертью? 
      Только что она  испила  воды,  как ей стало легче, а минуты через три она
скончалась.  Приложили  зеркало  к  губам  -  гладко!.. Я вывел Печорина вон из
комнаты,  и мы пошли на крепостной вал; долго мы ходили взад и вперед рядом, не
говоря  ни слова, загнув руки на спину; его лицо ничего не выражало особенного,
и  мне стало досадно: я бы на его месте умер с горя. Наконец он сел на землю, в
тени,  и начал что-то чертить палочкой на песке. Я, знаете, больше для приличия
хотел утешить его, начал говорить; он поднял голову и засмеялся... У меня мороз
пробежал по коже от этого смеха... Я пошел заказывать гроб. 



Настройка печати∨


Печатать страницу

Назад

На главную
Copyright by geroj-nashego-vremeni.ru "Герой нашего времени" © 2011-2014.
По всем вопоросам и предложениям по улучшению сайта проcьба обращаться на e-mail.