Тут  он  начал  щипать левый ус, повесил голову и призадумался. Мне страх
хотелось  вытянуть  из него какую-нибудь историйку - желание, свойственное всем
путешествующим  и  записывающим  людям.  Между  тем  чай  поспел;  я вытащил из
чемодана два походных стаканчика, налил и поставил один перед ним. Он отхлебнул
и  сказал  как будто про себя: "Да, бывало!" Это восклицание подало мне большие
надежды.  Я  знаю, старые кавказцы любят поговорить, порассказать; им так редко
это  удается:  другой  лет  пять стоит где-нибудь в захолустье с ротой, и целые
пять  лет  ему  никто  не скажет "здравствуйте" (потому что фельдфебель говорит
"здравия  желаю").  А  поболтать было бы о чем: кругом народ дикий, любопытный;
каждый  день  опасность,  случаи бывают чудные, и тут поневоле пожалеешь о том,
что у нас так мало записывают. 
      - Не  хотите  ли  подбавить рому? - сказал я своему собеседнику, - у меня
есть белый из Тифлиса; теперь холодно. 
      - Нет-с, благодарствуйте, не пью. 



Настройка печати∨


Печатать страницу

Назад

На главную
Copyright by geroj-nashego-vremeni.ru "Герой нашего времени" © 2011-2014.
По всем вопоросам и предложениям по улучшению сайта проcьба обращаться на e-mail.